December 28th, 2010

Александр Я

Зверьё моё (часть 1)

 

Страшное дело – звери дома. Смотрел недавно передачу по телевизору. В Кемерово, кажется, крокодил в квартире городской живет. В ванне любит купаться и рыбу кушать. Где-то еще женщине штраф присудили в 1500 рублей за то, что она у себя во дворе тигру держит. Да и у нас в городе тоже есть любители. У одних медведи, у других игуаны какие-нибудь. Товарищ мой один давний питонов парочку дома держит, и мышей им добывает. Питоны королевские. У меня поскромней с этим делом, не так экзотично.

 

Началось все с того, что жене на день рождения подарили попугая. Не какого-нибудь волнистого, а кореллу. Он к средним по классификации относится и выглядит примерно как похудевший голубь. Что, впрочем, неудивительно. Вычитал, что в Австралии, на исторической родине этих птиц, они как голуби как раз и летают всюду, и гадят на памятники так же. А у нас вот в клетках сидят и пищат. Серенький такой, но с хохолком.  

 

Пищит, кстати, так, что поначалу мы вскакивали по утрам словно угорелые, думая, что на нас уже пробив все четыре сверхурасположенных этажа, падает сверхзвуковой бомбардировщик. Потом привыкли. Семь с половиной лет он у нас. Уже не только мы, но и соседи привыкли. И ближние, и дальние. Такое ощущение, что его писк утренний способен проникать сквозь любые преграды и слово звукоизоляция для нашего попугая, точнее для его голоса, не существующее понятие.

 

А так он у нас хороший. До определенного момента был полноправным владельцем квартиры, в клетку забираясь только на ночь и чтобы поесть. Ну, и когда меня дома не бывало. Потому что оставить его без присмотра – чревато. Клюв острый. Характер нордический. Беспощаден ко всему, что поддается его клюву. Провод от ноутбука стал первой технической жертвой этого террориста. До сих пор храню забинтованный, но живой этот провод, вынесший массированную атаку.

 

Любовь к чтению газет и книг отличает моего попугая. Аккуратные отметки остаются на книге, если ты забыл ее на столе и отвлекся. Ровненькая такая бахрома по краю. Треугольной формы зазубринки. И ведь в рацион питания его входят все необходимые для развития попугаичьего организма вещества. А кроме того, ни одно застолье без него не обходится. Точнее, не обходилось. Но об этом позже.

 

Когда к нам приходили гости, и мы сервировали стол, его присутствие на столе было актом необходимым. Ибо уже в момент, когда этот самый стол раскладывается (у нас квартира маленькая, поэтому для гостей стол-книжка предназначен) возмущению Моськи предела нет, ежели в клетке двери не открыты. Ах да, Моськой попугая-то зовут. В честь подарившего. Если не выпустить – сверхзвуковые бомбардировщики начинают падать сотнями в нашу квартиру. Одновременно.

 

Помощь в сервировке стола, оказываемую этим летучим созданием переоценить невозможно. Ещё бы. По-хозяйски прохаживаясь между тарелок с салатами, нарезками и прочей снедью, он проводит дегустацию всего. Если, конечно, не отвлекать его кормлением изо рта чипсами какими-нибудь или другим хрустящим продуктом. Усесться на плечо и отбирать изо рта еду – это для Моськи важнее, чем тырить ее со стола. Элемент борьбы такой. Что тарелка – стоит и не сопротивляется, а вот голова периодически движется и нужно успеть ухватить кусочек изо рта хозяина. Так вот мы и расставляли обычно блюда.

 

Гости любят Моську. Кормят его, гладят, когда он в настроении и по-барски позволяет почесать себе тоненькую шейку, скрытую под перьями. Попискивая от удовольствия. Причем последняя фраза относится и к попугаю и к гостям. Что самое интересное, если Моська нагадит на кого-нибудь из гостей, ему это прощают. Мне бы не простили. Дискриминация в чистом виде. По видовому признаку. Куда смотрит правительство, не пойму.

 

Но вот три года назад этой вольнице пришел вынужденный конец. Причём мы не ожидали, что это произойдет. Не рассчитывали. Я давно хотел завести себе собаку. И даже знал какую. В итоге у нас появилась три года назад Донна – страшный зверь породы такса. Но о ней я напишу уже в другом посте.