February 10th, 2011

Александр Я

Манты, посыпанные пельменями

 

Намеренно откладывал кулинарную тему. Для кулинарии мужику нужно вдохновение. Даже для написания поста про кулинарию. Кулинария для мужика – это святое. Недаром представительницы антимужеского пола утверждают, что трепетная тропа к сердцу - у мужиков через желудок пролегает. Их утверждение основано сугубо на наблюдениях за поведением самцов человека в нечеловеческих условиях семейной жизни. Мужчина ест всё, что ему приготовят. Хоть хочет, разумеется, что-то особенное, изысканное, такое как шашлык вприкуску с жареной курицей под пиво, например. Умная женщина это понимает и периодически балует его, ежели хочет иметь в непосредственной близости от себя неиссякаемый источник силы и мудрости, а не какого-нибудь зверева. Это, так сказать, преамбула. Амбула, как говорится, впереди.

 

Впервые об этом блюде я услышал лет много назад. Из уст одного моего знакомого с именем-мечтой для всякого уважающего себя буддиста и непривычным для уха простого русского человека – Архат. В пору ту мы с оным Архатом, причём не буддистом, работали на ниве частного износа. То есть, специалистами по перемещению грузов на ограниченные расстояния. Если проще – грузчиками на рынке. Тот славный период моей персональной истории вообще следовало бы описать в многотомном исследовании на тему «Роль оптово-розничных рынков на творческий потенциал провинциальных литераторов». Но речь не об этом.

 

Это ласкающее слух мужчины название ЕДЫ прозвучало во время обеда. Оно не могло прозвучать в другое время. Купив на заработанные непосильным трудом деньги по чебуреку и по пиву, мы с Архатом и еще парочкой ребят возлегли подобно римским мудрецам на пригорке, подставляя свои и без того бронзовые тела обеденным лучам летнего солнца. И хоть тоги наши были не ослепительной белизны, как у патрициев, мысли, однако ж, были чисты и светлы. Мы, поглотив жаренные на прогорклом масле чебуреки, говорили о возвышенном – о еде. Кому что нравится, и кто бы что бы съел сейчас. Тут-то Архат и произнёс:

 

- А я бы съел сейчас тазик мантов, посыпанных пельменями…  

 

Эта фраза восхитила меня. И не только меня. Из чинных грузчиков, невозмутимых и гордых, презревших непонимание праздношатающихся посетителей рынка, элиты, можно сказать, развивающейся экономики страны, мы превратились в четверку катающихся по траве плебеев, которые не могут вымолвить ни слова, заходясь в гомерическом хохоте. И только то, что он гомерический, еще хоть как-то роднило нас с патрициями. Как это звучит, господа! «Манты, посыпанные пельменями»! Это ж просто песня. Для любого сердца настоящего мужчины. Фраза эта с той поры вошла в мой обиход, как символ изобилия и настоящего праздника живота. Однако, при всей своей любви к экспериментам, отчего-то я не рискнул самостоятельно воплотить в жизнь приготовления этого роскошного блюда. По отдельности – делал. Возможно, просто испугался испортить песню, не знаю…

 

Прошли годы. Архат уже давно уехал на свою историческую родину в Казахстан. Жаль, что не в Индию. Там больше людей, которые могут оценить его имя по достоинству. Я давно перестал перемещать тяжести на собственных плечах, переложив их на плечи чужие. Но манты, посыпанные пельменями не оставили меня в покое.  В прошлом году, будучи на именинах у одного из моих хороших друзей я, по обыкновению, употребил свою любимую фразу, подчеркивая старания хозяйки, наготовившей на праздничный стол такое изобилие блюд, что даже водку приходилось держать в руках. Ну, сказал, что на столе не хватает только… сами понимаете. И тут-то я услышал историю.

 

Среди гостей была семейная пара – Женя и Тоня. Они совместно живут еще не очень долго. Оба весёлые, заводные, с отличным чувством юмора ребята. Мне они нравятся, если честно. Тониной маме Женька тоже понравился. Придерживаясь главного принципа молодой семьи – любить родителей на расстоянии, в гости к тёще они наведывались крайне редко. Но наведывались. Как и положено тёще, хорошо относящейся к зятю, очередной редкий приезд был встречен подобающим образом, с разнообразием еды и достаточным количеством выпивки. Причём выпивки не магазинной, прошу учесть. Банька, обильный ужин,  благостное состояние души. Все было. И вечером, прежде, чем зять с дочерью легли почивать на пуховых перинах, заботливая мама поинтересовалась, что на утро отведать желает любимый зятёк. А в ответ услышала, как бы вы думали что? Точно, их самых. Мантов, посыпанных пельменями. Женя пошутил.

 

О том, что было дальше, вы, наверное, уже догадались и без меня. Когда Евгений утром встал с кровати, умылся и отправил естественные надобности, его ждала мечта всей моей жизни: огромная миска мантов, сверху которых густо расположились мелкие пельмени ручной, заметьте, лепки.

 

Э-эх. Не могу спокойно сидеть даже рассказывая. Пойду, скипячу в чайнике воды и заварю себе китайской лапши.