March 26th, 2011

Александр Я

Надписи и дописки

Ежедневно поднимаюсь пешком на свой шестой этаж. Нет. Не так. Сначала спускаюсь с шестого. Но, когда спускаюсь, не обращаю внимания просто. А когда поднимаюсь – вижу. На 4 этаже надпись настенная. Не петроглиф, если вы подумали. Дом не такой старый, хоть и уже достопримечательность. Для потомков. Уже и раскопки можно производить. Средь мусора.

Начну по порядку. А то уже в дебри истории занесло. Появилась на 4 этаже надпись: «Настя с 9 этажа – дура.».

Я расстроился. За Настю. И за стены. Но за стены меньше, потому что надписей много. Надпись была сделана синим маркером и довольно мелким для настенных излияний шрифтом. Почерк, кстати, неплохой. Ровненький такой. И знаки препинания расставлены. Даже точка. Через пару дней обратил внимание, что внизу появилась дописка: «Это написали Катя и Света, две дуры с пятого этажа». Маркер тоже синий, но светлей. Буквы тоже ровные, без всяких «но».

Теперь вот каждый день проходя мимо, вспоминаю, как работал аппаратчиком на заводе. Давно это было. Тогда на участке было обязательно несколько журналов заполнять, записывать температуры, фиксировать выработку, писать глупый текст приема-сдачи смены. Так вот, в одном из журналов следовало отражать все неисправности оборудования и меры по их устранению. Начальство журналы эти периодически проверяло (якобы), оставляя автограф с указанием даты проверки. Но чтоб читать всю эту билеберду…

Короче. В одну из смен, что-то невнятное случилось с каким-то прибором. Дело было ночью. Дежурный электрик спал. Ответственный аппаратчик вызвал его, сделав соответствующую запись в журнале. Электрик пришел, потыкал в прибор отверточкой, тот заработал. Электрик ушел. Вроде бы, обычное дело. Но как дальше события развивались. Запись-то осталась. Журнал-то на столе лежал. К аппаратчику перекурить коллеги с других участков приходили. Тоже аппаратчики. И утром сменщик. И его коллеги. В общем, не буду распинаться. В столбик выложу дописки, которые за пару дней появились после сообщения о поломке в несчастном журнале ниже. Так сказать, по мере поступления.

ХХ.ХХ.ХХХХ года в ХХ часов ХХ минут перестал работать датчик температуры. Вызвал электрика
, слесаря
, сантехника
, сторожа
, священника
, их жён и детей
, скорую помощь и милицию
, пожарную инспекцию
, ритуальную службу с венками
, охотников за приведениями
, разработчиков датчика температуры
, призрак отца Гамлета и дух Наполеона
, генерального секретаря ООН
, министра энергетики
, заместителя министра энергетики с секретаршей
, девочек из эскорта каждому

Список вызванных рос и ширился. Пропорционально числу читающих. Но главной и самой важной допиской, остановившей поток вдохновения советских аппаратчиков, стало:

НИКТО НЕ ПРИШЁЛ.

Как ни странно, этот журнал начальство прочло. Нас, помнится, премии лишили. Всех, не разбираясь, кто первый начал.

Вот и я сейчас, мимо этих надписей на стене прохожу, и ловлю себя на мысли в следующий раз взять синий фломастер и написать ниже, подведя жирную черту:

Итого три дуры на один подъезд…