August 21st, 2011

Александр Я

Убираем рощу

Субботнее утро не радовало солнцем. Неполноценный дождь периодически мочился на асфальт, сограждан и сопутствующие зеленые насаждения. А мы собрались у Березовой рощи на Солнечной поляне. В этот раз чистить мир нам предстояло здесь. Даша обнаружила в роще яму, забросанную всем, что нельзя и раздобыла в администрации машину земли, лопаты, носилки и тачки. Мешки у нас были. Перчатки тоже. Несмотря на промозглость, чистильщиков собралось не так уж и мало. Самые закалённые и я.

По узкой тропе мы продвигались цепочкой к месту боя. Вот обидно – красота предосенней рощи, со стройняшками-берёзками в белых сарафанах, и помойка. Точнее, сама роща превращенная в помойку. Как обычно, везде раскиданы бутылки, банки, пакеты. Мы до них ещё доберёмся. Мы их еще в пакеты уложим. А на сегодня у нас задача – раздельный сбор мусора из конкретной ямы.  

Катя, как самая подкованная в плане раздельного очищения Барнаула, зачитала нам наши права. Ой, то есть, рассказала, что бутылки стеклянные кладем в три мешка. По цвету – зеленые, белые и коричневые. Пластиковые бутылки в четвёртый мешок без крышек и содержимого. Содержимое можно в землю, а крышки с остальным пластиком, как-то: пакеты, стаканчики, отломанные руки-ноги пупсов, в пятый. Жесть, металл и прочее – в шестой. Мусор, не попадающий под указанные категории, утрамбовывается в седьмой мешок.

Описывать процедуру сбора мусора и его сортировки по мешкам нужно? Надеюсь, что нет.  Ибо это жуть, а ЖЖ и люди с неокрепшей ещё психикой читают. Что самое смешное, народ проходил мимо. И многие с комментариями. Серьёзный и поддатый гражданин с бутылкой пива и файлом с бумаженциями, очевидно, хотел избавиться от излишков жидкости в организме. А тут в роще куча молодых людей разного возраста мусор убирает.

- Вот молодцы, - говорит гражданин. – Про вас даже по телевизору показывали.
- Так, присоединяйтесь, - говорим мы.
- Не могу сейчас, отвечает он. – Дел много, банки, платёжки. Но я теперь никогда пустую бутылку просто так не выброшу!
- Мы рады, - говорим мы.
- А вам деньги-то хоть за это какие-нибудь платят, - интересуется он, и всем сразу становится понятно, что бизнесмен.
- Не-а, - отвечаем мы, и он уходит, восхищенно бормоча о том, какие молодцы современная молодёжь, которая нахаляву рощи чистит. Мне лично, более всего польстило, что и я молодёжь.

Идут по дороге муж с женой, лет по тридцать. Мальчишки и девчонки закидывают в кузов мешки и промокшую деревоплиту. Мы нагружаем землёй тачку. Мужик говорит:

- Хищение государственной собственности?
- В особо крупных размерах, - отвечаю я. 
- На особо крупные не тянет, - говорит он. И идёт дальше. С женой вместе.

На тропинку выходит еще одна семейная пара, в годах. Сердобольная женщина, видя, как мы насыпаем землю из большой кучи в ту же тачку, выдаёт:

- Надо было тех, кто сюда её вывалил, заставить убирать.

В общем, много было прохожих, а вот соучастниками никто не стал. И меня идейка посетила, я потом ребятам нашим подкину. Огородить территорию очередной зачистки лентой, как у полицейских на месте преступления, и плакат сделать, что, мол тут сейчас мы убираем мусор. Подходи, принимай участие, не будь безразличным. Утопист я, ей-Богу.  

Когда весь неразлагающийся хлам был собран, упакован и частично погружен в приехавший грузовик, а яма засыпана свежей землицей, мы устроили пикник. Скромненький, с вкусными-капустными Катиными пирожками, соком и конфетами, Дашиной гитарой, Диминой игрой го, в коей я совсем ничего не соображаю, но пытался. И хоть джинсы мои были по колено в земле, белые кроссовки стали черными, хоть небо продолжало периодически орошать нас мелкими брызгами, от открытых улыбок было светло на душе. А ведь это главное, братцы.