September 9th, 2011

Александр Я

Одинокий пастух

Вчера с утра, как обычно, засел за компьютер, немного поработал и отправился прятать урожай под землю. То есть, к тёще своей любимой. Летом предпочитаю пешие прогулки. Идти           недалеко, погода расчудесная, по-осеннему тёплая, с шуршанием уже опавших листьев на тропинках и тем терпким запахом, который только в это время года так возбуждающе действует на меня лично. Настроение выше, чем нормальное, даже, несмотря на то, что по дороге пришлось зайти в банк, оставив там энную сумму. Лёгким шагом от меня до места назначения идти около получаса. Пройдя через рощицу на Мастерских, спускаюсь в переход. Обычно там стоит кто-нибудь с гитарой и что-нибудь поёт. В этот раз тоже. Только не поёт, а просто играет. Знаменитую мелодию «Одинокий пастух», которую прославил Джеймс Ласт в своё время. Автор этой композиции не он, а румынский музыкант Георге Замфир, виртуозно владеющий наем, или пан-флейтой, национальным инструментом. Ласт сделал эту удивительно красивую композицию беЗсмертной и общеизвестной, за что ему отдельное спасибо. Но Замфиру просто низкий поклон за неё и за щемящий душу плач ная.
 
Так вот, играл немолодой мужчина в костюме так, будто это не один человек с гитарой, а весь оркестр Джеймса Ласта, спрятавшийся в убогом Барнаульском переходике. Под изрисованными и исписанными любителями наскальной живописи бетонными сводами, в полумраке плохо освещенного тоннеля, особенно мрачного после яркого полуденного солнца, его игра тревожила. Она отдавалась частыми ударами пульса, мурашками по спине. Реальность, ревущие над головой и цепляющие резиной асфальт Павловского тракта авто, цокот каблуков и шелест кроссовок, все растворилось в звуках, которые извлекал из своей шестиструнки музыкант. Сказать, что я был потрясён – значит не сказать вообще ничего.
 
И весь день в голове звучала эта мелодия, навевающая грусть и дарящая надежду. И сейчас, когда дописываю эти строки, звучит. Из колонок.