September 28th, 2011

Александр Я

Бабье лето кончается

Ощущение чего-то запредельного не проходит который день. Организм реагирует небывалой апатией на все, что раньше могло вызвать негодование (изумление, печаль, восторг), или любую другую эмоцию. Апатично иду по золоту павшей в неравной борьбе с осенью листве, прохожу мимо заторможенных прохожих. Местные гопники кажутся какими-то задумчивыми и подавленными, что крайне нехарактерно. Кажется, что детвора на детских площадках резвится автоматически, просто из необходимости хоть как-то выдавить из себя энергию. Не слышно звонких голосов и смеха, обычного в иное время. Автомобили звучат как-то приглушенно и оттого камерно, внося еще немного сюрреального в общую атмосферу уехавшего навсегда цирка. Яркие цвета остались, даже можно сказать, преобладают, но видятся они грубой раскраской бесконечно серого, проглядывающего в рваных дырках не закрашенного осенью полотнища. Срабатывает сигнализация на каком-то авто. И тут же, будто убоясь своей смелости, прерывается.
 
А над всем этим безоблачное небо. Абсолютно безоблачное небо. Синее и бескрайнее небо. И оно давит. И хочется сбежать от него, как можно быстрее. Юркнуть в свою норку на шестом этаже, включить музыку, лучше что-нибудь духоподъёмное и мощное. Но нужно идти. И я иду по шуршащему ковру вперед. В окружении фальшивого золота, которое уже очень скоро сменит не менее фальшивое серебро грядущей долгой и холодной зимы. И буду я ждать тех дней, когда жизнь вернётся сюда, когда набухнут почки и запоёт под окном радостная пичуга. Когда распишется в бессилии ручьями на асфальте стужа. Когда дневное светило будет обнимать так, как это делала в детстве после долгой разлуки длиною в день мама. Ласково, нежно и радостно.
 
Эх, бабье лето, бабье лето. Что ж ты так быстро заканчиваешься-то.