Александр Я (al_ndr_i) wrote,
Александр Я
al_ndr_i

Таран, как явление, или рыночные ДТП

Если вам скажут, что грузчик, отработавший лет 20 не меняя профессии, может катить телегу силой собственного взгляда – не верьте. За два десятка лет такого достичь невозможно. Наверное, нужно лет 40. Я не пробовал. За двадцать лет можно научиться катить телегу туда куда нужно, а не на кого попало. Можно этому научиться и раньше, особенно когда въедешь в чей-то автомобиль. Такое бывает. Часто. Особенно с новичками на ниве грузоперевозок тележно-мышечным способом. Вот старый сосед мой, Санька. Во время отпуска решил подкалымить и попросился ко мне в бригаду. А чего – четыре часа работы в день. Два утром, два вечером. На третий день достал дома заначку и отдал мне, потому что я оплатил ремонт дверцы подвернувшейся ему под удар «Аудюхи». Но Саня стойкий. Не сбежал после этого. Не разочаровался в себе и окружающих. Больше никого не взял на таран. Заработал, конечно, меньше, чем рассчитывал. Но заначку возместил и еще в плюсе остался.

Были и те, кто после первого же сбитого автомобиля навсегда отказывались от почетной должности телеговодителя и переквалифицировались в прямоходящих. А были и такие, кому можно звёздочки на телеге рисовать по числу дисквалифицированных транспортных средств. Но самый первый на моей памяти случай остался в ней навеки. И воспоминания эти светлы и чисты. Несмотря на потерянные 500 рублей.

Работал у меня Архат. Казах. Парень прикольный. Он был первым, кого я пригласил поучаствовать в коллективном катании телег, то есть в бригаду. Сейчас уже давно на исторической родине. Растолстел. А был, как и положено грузчику, поджарый, прокаченный. Так вот, прибегает он за мной и говорит:

- Сань, я в машину въехал. Что делать?
- Где, спрашиваю я?
- На повороте к камере. Не увидел его.
- Сильно?
- Да нет. Так, крыло помял. Но оно гнилое в хлам.

Оставил свою телегу, пошел разбираться. Тот самовар, который по недоразумению Архат назвал машиной, оказался «копейкой» неопределённого возраста, возле которой, цокая языком и разговаривая жестами на языке своих предков, сгрудились два азербайджанца. Они внимательно рассматривали повреждение. Алюминиевая телега оставила неизгладимый след на крыле. Заделать это страшное повреждение, рваную рану на боку, размером 3х5 см можно было только одним способом – приклеив на скотч лист картона и закрасив. Потому что заваривать тонкий ажур ржавчины, покрытый слоем краски, не взялся бы ни один мастер. По внешнему виду несчастной «копейки» казалось, что она ждёт, что её наконец-то оставят в покое или пристрелят, чтобы уже не мучилась. Ждёт уже лет десять, как минимум. Тем не менее, факт аварии по вине Архата был налицо. А мне терять своё лицо не хотелось.

Под причитания гордых сынов Атропатены и Кавказской Албании о том, что их любимый автомобиль, практически новый, был зверски уничтожен нехорошим казахом, я достал из кармана бумажник и вытащил купюру в 500 рублей.

- Вот деньги, - сказал я. – Этого хватит, чтобы компенсировать моральный ущерб.
- Эй, дорогой, - попытался торговаться старший из детей гор. – Здесь один ремонт на тысячи три выйдет.
- Слушай, дорогой, - перебил я. – Только не надо мне говорить, что ты её будешь ремонтировать. Вот возьми деньги, потому что-таки да – въехал в тебя грузчик. Если не хочешь – давай вызывать ГАИ, и будем доказывать кто прав, кто виноват. Здесь, вообще-то, приоритет у нас. Тебе внимательней нужно было ехать. Ты на машине, а он с телегой.

В общем наехал немного на него. Возможность долгого разбирательства с представителями власти подействовала, наверное, меньше, чем моя попытка спрятать купюру в бумажник. Во взгляде его ясно читалась вся боль и горечь азербайджанского народа за всю история его существования, когда он потянулся рукой за ней.

- Стоп, - сказал я. – Вот ручка и бумага. Пиши расписку.
- Что писать, - схватив ручку и не спуская взгляда с пятисотки, спросил он.
- Я, такой-то, такой-то, получил от грузчиков камеры хранения 500 рублей … в скобках пиши прописью сумму… за повреждение автомобиля, - начал диктовать я по слогам. - Претензий к ним не имею. Дата подпись.

Он написал, получил деньги, сел в несчастную, с горечью вздрогнувшую после поворота ключа в замке зажигания машину, и скрылся с места происшествия, скрежеща и погромыхивая. А я едва не упал на асфальт в приступе конвульсий от смеха, потому что сдерживался всё то время, пока он писал. Записка гласила дословно: «Я, … …-оглы, плучил грузчикав камера харненя 5000 рублей (писсот рублей) за павреждений автомобиль. Пиртензи не имеюи». Дальше стояло число и его неразборчивая подпись.

Я долго хранил эту расписку у себя. Жаль, что она где-то затерялась. Отсканировать бы, да сохранить. Такой замечательный документ… А машину-то он так и не отремонтировал. Еще не раз впоследствии я лицезрел её на рынке, несчастную продукцию отечественного автопрома, с рваной ранкой на левом крыле, переходящую как знамя из рук в руки по мере возрастания благосостояния славных сынов Кавказа на хлебосольных просторах Сибирской земли. Вот вам и «Пиртензи не имеюи»…
Tags: бригадирство, побазарим, рабочее
Subscribe

  • Вот так...

    33 минуты до зимы у меня осталось. А уже хочется лета.

  • Достали

    При молчаливой поддержке пассажиров газельки сегодня выкинул из автобуса баклана, который в пьяном виде ударил свою спутницу, что была с ним и двумя…

  • Шедеврально, на мой взгляд

    Не смог пройти мимо, чтобы не поделиться. Такое нельзя скрывать от ширнармасс. Очень мне нравится изучать заголовки-ссылки на наши местные…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments